Почти как Рабинович. Попытка изъятия профсоюзной собственности и сеанс ее разоблачения

access_time20-07-2023 visibility186
19 июня апелляционная инстанция Московского городского суда вынесла решение по длительному судебному иску, который был подан Генеральной прокуратурой и имел целью изъять собственность на Кавказских Минеральных Водах у профсоюзов и большого числа других ответчиков. Дело было громкое, а решение по апелляции (в кратком изложении) звучит так: отменить судебное постановление первой инстанции полностью из-за нарушений закона. Пока судьи готовят решение в полном виде, напомним наиболее яркие тезисы Генеральной прокуратуры, которые без сомнений принял Гагаринский суд первой инстанции и которые могли бы быть причиной отмены первоначального решения об изъятии.

НЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ, А ПРОФСОЮЗНОЕ

В 2002 году между правительством России и ФНПР было подписано соглашение о разграничении прав собственности на большое число объектов на Кавминводах. То есть государство и профсоюзы определились, что далее будет государственным, а что останется профсоюзным. Представители Генпрокуратуры утверждали, что это государство выделило профсоюзам часть своей собственности. Правда, доказательства, кроме словесных, приведены не были. В то же время еще в постановлении Совета Министров СССР от 10.03.1960 № 335 имущество было передано профсоюзам и право собственности государства на это имущество прекратилось. Последний тезис был уже в современное время подтвержден многочисленными решениями судов Ставропольского края.

Несведущие люди говорят, что в СССР было только государственное имущество. Это неправда. Собственности профсоюзных и иных общественных организаций была посвящена отдельная статья 24 в Основах гражданского законодательства СССР еще в 1961 году. Согласно этой статье “собственностью профсоюзных и иных общественных организаций являются их предприятия, здания, сооружения, санатории, дома отдыха, дворцы культуры, клубы, стадионы и пионерские лагеря с их оборудованием, культурно-просветительные фонды и иное соответствующее целям деятельности этих организаций имущество”. Эта же статья устанавливала, что принадлежащие профсоюзным и другим общественным организациям предприятия, здания, сооружения, оборудование и иное имущество, относящееся к основным средствам предприятий, санаториев, домов отдыха, дворцов культуры, клубов, стадионов и пионерских лагерей, а также культурно-просветительные фонды - все это защищено от обращения взыскания по претензиям кредиторов.

И далее профсоюзная собственность и гарантии ее неприкосновенности регулярно появлялись не только в советских законах (включая главный - Конституцию СССР), но и в российских.

НЕ ВЕДЕНИЕ, А СОБСТВЕННОСТЬ

Прокуратура утверждала, что санатории передавались профсоюзам исключительно в ведение. Ее логика продолжается из предыдущего тезиса: государство якобы передало свое имущество профсоюзам, что называется, “поуправлять”. Это полностью опровергается статьями целого набора советских законов.

В соответствии с этими законами санаторно-курортные объекты, принадлежавшие профсоюзам в советский период, относились к профсоюзной собственности, отличной от государственной. А раз это собственность, то распоряжаться ею можно в полном объеме. Прокуратура не привела доказательств того, что, разграничив имущество между профсоюзами и государством, на распоряжение профсоюзным имуществом было наложено какое-то ограничение или, скажем, мораторий на продажу.

НЕ ПРИВАТИЗАЦИЯ

Прокуратура утверждала, что в результате управления профсоюзами их имуществом на Кавминводах часть его была приватизирована, что якобы запрещено законом. Проблема только в том, что приватизировать (что означает передать в частные руки) можно только муниципальную или государственную собственность. А собственность профсоюзов - по Гражданскому кодексу РФ “частная”, то есть “негосударственная”. И собственность профсоюзов на Кавминводах не ограничена в обороте. То есть если какой-то сарай развалился и денег на ремонт нет, профсоюзы имели полное право продать его.

Довод о якобы имеющихся ограничениях прокуроры уже заявляли в 2002 году в ходе рассмотрения Арбитражным судом Ставропольского края одного из 60 дел, которые были инициированы ими же. И тогда этот аргумент был отвергнут в решении суда на том основании, что к объектам, отнесенным к собственности профсоюзов, положения о приватизации неприменимы.

НЕ РАЗБАЗАРИЛИ, А РАЗВИВАЛИ

Одним из доводов прокуратуры был тот, что якобы профсоюзы не развивают свои объекты. Это неправда. На сегодня ФНПР и Федерация профсоюзов Ставропольского края являются учредителями больше 20 санаторно-курортных учреждений и лечебно-профилактических учреждений, расположенных на территории городов Ессентуки, Железноводск, Кисловодск и Пятигорск.

ФНПР не является медицинской организацией и не может оказывать санаторно-курортные услуги. ФНПР может только организовать оказание санаторно-курортных услуг. Без помощи со стороны государства профсоюзы выполнили эту задачу надлежащим образом. В материалах дела есть документы, подтверждающие, что коечный фонд профсоюзных санаториев с 2002 года увеличился на 25%, ежегодные расходы на ремонт выросли на 85%, а в целом стоимость активов увеличилась в два раза. Не забудьте и про скидку для членов профсоюзов: если в советское время профсоюзную путевку оплачивал соцстрах, то сейчас 20% от стоимости отдыхающий экономит за счет профсоюзных средств.

Не относится напрямую к профсоюзам, но - интересный факт: из 54 объектов, отнесенных к собственности государства по соглашению 2002 года, только 3 объекта используются с целью организации санаторно-курортного лечения и отдыха граждан. Так кто тут заботится о здоровье трудящихся в реальности?

НЕ ЗАВЛАДЕЛИ, А ДОБРОСОВЕСТНО ПРИОБРЕЛИ

Некоторые объекты, включая разваленные сараи, которые невозможно было содержать или развивать самостоятельно, профсоюзы, используя права собственника, продали покупателям. Иск прокуратуры сделал из добросовестных приобретателей, которые вложили за два десятка лет миллиарды в развитие теперь уже своего бизнеса, судебных ответчиков, которые сознательно завладевали собственностью, якобы зная об имеющихся якобы запретах на ее продажу. Характерно, что обо всех этих псевдозапретах ничего не знали органы, которые успешно регистрировали права новых владельцев. Теперь эти права предлагалось считать недействительными, а имущество просто забрать. То есть, по сути, отнять успешный и доходный бизнес.

НЕ КОРРУПЦИЯ

Судебный иск, который более года назад был подан прокуратурой, основывался на законе о борьбе с коррупцией. Который, вообще-то, содержит нормы, направленные на борьбу с коррупцией в государственном аппарате. Во время судебных заседаний звучало множество утверждений о якобы коррупционных сделках. Но фактов приведено не было, каких-либо “бумажных” обвинений против конкретных руководителей выдвинуто не было. При этом индивидуальными устными обвинениями в адрес профсоюзных руководителей представители Генпрокуратуры пытаются представить дело так, что якобы не было никаких коллегиальных решений руководящих профсоюзных органов о том, что делать по каждому профсоюзном объекту. А они были, и по каждому.

За последние 20 с лишним лет прокуратуры разного уровня неоднократно судились с профсоюзами - и постоянно с отрицательным для себя результатом. Однако - до последнего иска - никакие сделки не относились даже на словах к коррупционным. Может быть, формальный повод для последнего иска в том, что по “коррупционому” делу собственность можно изъять безвозмездно?

Прокуратура Ставропольского края, Российская Федерация в лице Росимущества и его правопредшественников, по чьим искам оспаривались отдельные договоры купли-продажи, решения Арбитражного суда Ставропольского края 2002 года не оспаривали, согласились с ними и не считали те договоры коррупционными правонарушениями. Они не считали, что такие сделки являются ничтожными, носящими антисоциальный характер, противными основам правопорядка; не считали, что законодателем установлены запреты на отчуждение имущества, находящегося в собственности профсоюзов, и что сами факты совершения таких сделок являются актами коррупции.

Год назад Генпрокуратура заняла иную позицию…

НЕ ВЫИГРАЛ, А ПРОИГРАЛ

Заголовком этой главы завершается анекдот про Рабиновича, который “не на скачках, а в подкидного, не сто рублей, а рубль…”. Решение апелляционной инстанции Московского городского суда восстановило не только справедливость, но и некоторую (внезапную) веру в возможность отстаивать свои права, даже когда в качестве противника выступает столь серьезный оппонент. Надеемся, что история со сравнительно честным отъемом профсоюзной собственности на этом завершится. Если же нет… Что ж, посмотрим, как там обстоит дело с правосудием на следующем уровне.

Источник: https://solidarnost.org/articles/pochti-kak-rabinovich.html?bx_sender_conversion_id=3850866&utm_source=newsletter&utm_medium=mail&utm_campaign=ukazatel_to_chto_vazhno_seychas_01_01_2023_12_01_2023
Центральная профсоюзная газета «Солидарность» ©
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите и нажмите Ctrl+Enter